Размер имеет значение? Продолжение

Размер имеет значение? Продолжение

Большие или маленькие? Много или мало?

Существует еще одна точка зрения на проблему «величины» банков. Для начала предлагаю определиться – действительно ли банки, о которых любил без позитивных интонаций говорить бывший руководитель НБУ Владимир Стельмах, стоит считать небольшим бизнесом? Есть основания предполагать, что это как минимум не соответствует действительности. По европейским стандартам (а мы вроде бы туда все еще стремимся), вряд ли можно отнести к небольшому бизнесу юридическое лицо, которое обладает капитализацией в 5 миллионов евро.

Кстати, например, в упоминавшейся Германии минимальный капитал регионального банка (они не подпадают под нормативы ЕС) должен составлять 1 миллион евро. А применяющийся у нас в настоящее время норматив совпадает с аналогичным показателем большинства европейских стран. В Европе есть только одна страна – Словакия – которая требует от банков формировать капитал в большей сумме (не менее 10 миллионов евро). У нас же предлагали ни много, ни мало для вновь создаваемых финучреждений 46,125 миллиона евро (по официальному курсу НБУ на 8 февраля 2011 года). При таком подходе есть все основания утверждать – даже небольшие украинские банки по среднеевропейским меркам являются весьма заметными бизнес-учреждениями.

Перейдем к следующей проблеме. Сразу же скажу, что, скорее всего она надуманна. Уже на протяжении многих лет от разных уважаемых людей приходится слышать – в Украине слишком много банков. Об этом говорят и государственные чиновники, и руководители крупных финансовых учреждений. Интересное утверждение. Но, похоже — голословное. Посмотрим на нашего северного соседа. В Российской Федерации более 1 500 банков. Кстати, у многих из них капитал менее 1 миллиона евро. В США количество банковских учреждений превышает 6 тысяч. В схожей по размерам территории с Украиной Великобритании более 600 банков. В Украине же их около 150. Кстати, в весьма небольшом Люксембурге количество банков превышает 200.

Исследования на эту тему четко свидетельствуют – в более развитых странах большее количество коммерческих банков. И наоборот. Кроме того, господа, утверждающие, что Украина страдает излишним количеством финансовых учреждений, обремененных лицензией на право выполнения банковских операций, не приводят ни логического обоснования свои утверждениям, ни соответствующей статистики. Возможно, они, чаще всего являясь представителями крупных банков, выдают желаемое за действительное? Неплохо бы применить к данному вопросу учение старика Фрейда.

Так кто же надежнее?

Еще один аспект проблемы. События конца осени 2008 года – начала зимы 2009 года свежи в памяти многих. Смею предположить, что специалисты вряд ли опровергнут следующее высказывание автора – многие небольшие банки кризис пережили гораздо легче, нежели их более мощные собратья. Причины устойчивости небольших банков в кризисных ситуациях достаточно просты. Во-первых, нередко у них гораздо более «здоровый» кредитный портфель. Во-вторых, объем клиентских платежей у них по определению меньше, нежели у банка из первой, второй или третьей десятки. И своевременно исполнить их гораздо легче. В-третьих, и это едва ли не самое важное, для решения проблем необходимо гораздо меньшее количество финансовых ресурсов, чем для ликвидации «дыры» у большого банка. Кстати, у определенной продвинутой части клиентуры «по итогам» кризиса отнюдь небезосновательно зародилась мысль – в форс-мажорных обстоятельствах доверять именно небольшим банкам весьма резонно и целесообразно. Добавлю, что в среднем выполнение экономических нормативов небольшими банками является лучшим, нежели их более крупными собратьями.

И еще один «угол зрения». Полагаю, что банковскими услугами в Украине охвачены отнюдь не все потенциальные их потребители. Безусловно, действующие в легитимном поле юридические лица не могут не пользоваться банковскими услугами. С другой стороны, согласно статистике, в нашей стране банковскими услугами пользуются лишь около 25% граждан. Даже, в условиях вполне объяснимого отсутствия финансовой культуры – это довольно слабый показатель. В особенности сильно он диссонирует при сравнении с показателями европейских стран. Там услугами банков пользуются 95% граждан. Как говорится в известной рекламе — «почувствуйте разницу». Так и хочется спросить — действительно ли в нашей стране так уж сильно занята ниша финансовых услуг? Мне кажется, вопрос – риторический.

Откровенно говоря, даже без психологического влияния, которое они чувствовали со стороны предыдущего руководства НБУ, небольшим банкам жилось и живется не так уж и сладко. Банковская маржа неуклонно сокращается. В этом же направлении движется и показатель прибыльности активов. По большому счету, у мелких банков есть только два направления конкуренции с мощными финансовыми учреждениями. Первое – ценовая конкуренция. Естественно, мощные банки нервирует ситуация, когда их клиенты требуют более низкую цену за покупку валюты, шантажируя переводом части своих весьма немаленьких оборотов в небольшое банковское учреждение. Однако, это еще полбеды.

Гораздо неприятнее для крупных банков ситуация, когда клиент отнюдь небезосновательно утверждает: в маленьком банке заявки на выдачу кредита рассматриваются гораздо быстрее, а количество документов при этом представляет собой существенно меньший перечень. Мощные банки не испытывают восторга от необходимости конкурировать с мелкими финучреждениями. Вероятно, в силу этого они предпринимают определенные лоббистские усилия, направленные на создание некомфортных условий работы последним. Кроме этого, большим банкам не слишком нравится тот факт, что их более мелкие коллеги привлекают депозиты от юридических лиц и населения по более высоким процентным ставкам.

«Что делать», чтобы не искать ответ на вопрос – «Кто виноват»?

Так как же поступать новым руководителям НБУ с маленькими банками? Прежде всего, Национальному банку не стоит открыто вставлять палки в колеса небольшим банкам. В конце концов, тем приходится максимально серьезно подходить к проблемам специализации своего бизнеса. Здесь они также наступают на «мозоли» крупным финучреждениям, но иного выхода у них нет.

На отечественном финансовом рынке в достаточном количестве имеются отнюдь не переполненные ниши. Например, речь идет об учреждениях, которые качественно обслуживают состоятельных граждан, скажем – инвестиции или доверительное управление. Многие финансовые учреждения декларируют поддержку малого и среднего бизнеса, однако, с точки зрения автора наиболее качественно эти услуги могут предоставлять именно аналогичные по своему размеру банки.

Скажу больше — никто не возражает против бизнесмена, владеющего несколькими ларьками, торгующими сигаретами и спиртным, и не желающего наращивать свой бизнес за счет расширения ассортимента. Ну не хочет человек и все! Почему же бывшие руководители главного финансового учреждения страны настойчиво пытались сформировать негативное отношение к нормально функционирующим банкам, которые либо не могут выйти в разряд крупных, либо не считают целесообразным это делать?

Строгое «общественное порицание», попытки увеличивать минимальный нормативный размер регулятивного капитала, послабления в процессе рефинансирования крупных банков были реальностью при Стельмахе. Продолжится ли такая политика при нанешнем главе НБУ Арбузове? Не знаю.

Вернусь к сравнению. Некоторые искушенные в определенного рода пикантных вопросах дамы утверждают, что на самом деле не размер имеет значение, а умение пользоваться тем, к чему применяют термин «размер». Стоит ли Нацбанку категорически игнорировать точку зрения тех, кто знает толк в столь важных аспектах жизни?

Напечатать эту запись Напечатать эту запись
Вячеслав Бутко 10.02.2011 11:29.

Размещено в: Актуально, Экономика.

Ответить

Фотогалерея