Из двух зол выбирают большее?

22 февраля остатки средств на корреспондентских счетах украинских банков снизились до рекордно низкого в текущем году значения в 12,89 млрд. грн. Отмечу, что максимальная в этом месяце сумма на корсчетах банков находилась 16 февраля, она составляла 21,22 млрд. грн. А в январе остатки на указанных счетах в среднем находились на уровне 22,5 млрд. грн.

О причинах снижения этого показателя на 40% за четыре рабочих дня горячо дискутируют профильные эксперты. Среди факторов, повлиявших на резкое снижение объема средств на корсчетах, называют следующие:

— проведение бюджетных платежей (думается, что действительно повлияло, но настолько радикально отразиться никак не могло);

— изъятие всех бюджетных средств со счетов в банках на единый счет Госказначейства с целью несколько приукрасить перед МВФ реальное положение с бюджетом (полагаю, что это маловероятно, ибо миссия МВФ уехала из Киева как раз тогда, когда объем средств на кор. счетах был максимальным);

— желанием НБУ снизить инфляцию и возможное давление на курс валюты, мол, сейчас активного кредитования нет, поэтому если Нацбанк не будет изымать гривну, то она снова может пойти на скупку валюты, как было в кризис (предположу, что на самом деле у НБУ таких намерений нет, так как в текущих условиях банкам не имеет смысла пытаться вести серьезные валютные спекуляции – экономическая ситуация не предрасполагает к успеху, а получить «по шапке» можно так, как это не раз бывало при Стельмахе, а то и еще сильнее).

А вот желание при помощи монетарного механизма снизить инфляцию действительно является достаточно вероятным объяснением произошедших метаморфоз. Полагаю, что руководство Кабмина, реагируя на угрозу роста потребительских цен, могло пойти на простую и кажущуюся эффективной меру – изъять с рынка денежную массу. К чему могут привести такие действия, в случае если они примут вид системных? Для начала, к дефляции. А вот потом…  В общем, предлагаю разобраться: что для экономики является более полезным (или менее вредным) – инфляция или дефляция.

На протяжении многих десятилетий врагом номер один в экономике подавляющего большинства стран считалась инфляция. Население жаловалось на непрерывный подъем стоимости товаров и услуг, на постоянное обесценивание денег. Поправки на инфляцию, добавки на разного рода выплаты из общественных фондов стали традиционными в практике правительств разных стран. Уровень инфляции определял и банковские проценты на вклады и займы, и положение на рынке ценных бумаг, и цены на жилье, и размеры заработной платы.

Обесценение денег (инфляцию) можно объяснить либо изменениями платежеспособного спроса (инфляция спроса), либо изменениями производственных затрат (инфляция издержек). Раз возникнув, инфляция затем развивается в самоподдерживающемся режиме, по инерции (инфляция, порождаемая инфляционными ожиданиями).

Инфляция спроса возникает, когда рост платежеспособного спроса обгоняет рост предложения товаров. Это происходит, если денежные доходы населения растут, например, в результате щедрой раздачи социальных выплат (как это происходило в Украине в предвыборные периоды), в процессе разбухания военных расходов (этот тип инфляции преобладал в последние годы существования СССР) и при иных ситуациях, когда расходы из госбюджета не связаны с реальным увеличением наличия товаров потребительского назначения.

Когда инфляция наблюдается в течение более или менее длительного времени, люди привыкают к ней, в результате чего инфляция начинает развиваться в самоподдерживающемся режиме. Ожидая в будущем роста цен, продавцы заранее назначают более высокие цены за свой товар, банки заведомо повышают процент для заемщиков, а работники «сегодня» требуют «завтрашней» зарплаты. Уверенность в росте цен – инфляционные ожидания – сама по себе рождает этот рост, даже если другие факторы и перестают действовать. Все это крайне негативно действует на субъекты экономической деятельности, порождает неуверенность в будущем у потребителей и, кстати, раздражает правительство.

Усилия для выхода из инфляции нужны еще и потому, что инфляционным деньгам не верят. А ускорение оборота денег равноценно дополнительному их выпуску. Поэтому общий призыв политиков в эпоху инфляции — «Восстановим доверие к нашей валюте!» до самого недавнего времени был актуален для Украины (сейчас вновь говорят о необходимости снижения уровня долларизации экономики нашей страны, автор планирует в ближайшее время предоставить на суд читателей свое скромное мнение по данной проблеме).

Кстати, инфляцию не вызывают кредиты, как это нам порой рассказывают. Занимая у кого-то деньги, вы сразу же лишаете его возможности что-то купить (и тем самым получаете такую возможность). Нет, не банк лишаете возможность купить нечто, а то юридическое или физическое лицо, которое предало свои средства банку в виде депозита (кстати, недавно задумался вот о чем – а может быть проценты по депозитному вкладу это не только плата за пользование деньгами, но и своеобразная компенсация за отказ от потребления того, что можно было бы приобрести за размещенные в банке средства?).

Кредит не создает новых денег, а лишь перераспределяет их. Конечно, если его возвращать: многолетние безнадежные кредиты колхозам были одним из важнейших инструментов разрушения социалистической экономики, в том числе изрядно стимулируя инфляционные процессы.

Перейдем к описанию антонима инфляции. Под дефляцией экономисты подразумевают относительно длительное падение оптовых и розничных цен – главным образом, на внутреннем рынке. Причина дефляции – перепроизводство товаров или сокращение покупательной активности населения и предприятий, либо совокупность данных факторов. Причиной снижения покупательной способности, естественно, является уменьшение количества располагаемых денежных средств. Жесткие условия конкуренции заставляют производственные компании, чтобы удержаться на плаву, предлагать покупателю товары по сниженным ценам. Иногда даже на уровне себестоимости, а то и ниже его.

Если ситуация не меняется к лучшему длительное время, производители начинают сокращать объемы выпуска товаров и, следовательно, штат своих сотрудников. Полагаю, не стоит задаваться вопросом – хорошо ли это? Кстати, дефляцию порождают те же самые факторы, что и инфляцию, только действующие в обратном направлении: снижение цен может быть вызвано падением платежеспособного спроса (скажем, во время кризиса перепроизводства) и уменьшением издержек (например, в результате понижения пошлин на иностранные товары).

Перечислю ряд теоретически возможных отрицательных последствий дефляции, если она все-таки случится в Украине. Во-первых, понижение оптовых и розничных цен на товары и услуги неизбежно приведет к сокращению прибылей крупных предприятий и малых бизнесов, вынудит их сокращать и штаты, и заработную плату. Весьма болезненный удар будет нанесен и по финансовому рынку. Во-вторых, промышленные компании и производители аграрной продукции понесут большие потери на обслуживании банковских займов, поскольку их условия были зафиксированы задолго до падения цен (пока что – возможного) на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. Наконец, в-третьих, спрос на товары, несмотря на их дешевизну, может долго не возвращаться на прежний уровень – покупатели просто станут ждать, когда товары еще больше подешевеют (дефляционные ожидания). Для усиления понимания напомню читателям, что «великая депрессия» в США в конце 1930-х годов прошлого века сопровождалась отнюдь не инфляцией, а именно резкой и глубокой дефляцией.

Дефляция имеет и иные негативные макроэкономические последствия – понижение уровня цен и рост ценности национальной валюты уменьшают стимулы к производственному инвестированию и усложняют выплату внешних долгов. Поэтому идеальными условиями для развития рынка считают стабильность цен, когда нет ни инфляции, ни дефляции.

Плохо лишь то, что идеалы бывают только в сказках. Вследствие этого подавляющееся большинство экономистов признают – если смотреть на вещи реалистично, то наиболее благоприятным для экономического развития является умеренный рост цен, находящийся в пределах 1-1,5% в год. И я должен сказать, что ряд развитых стран, как правило, имеют возможность «втиснуть» инфляцию в такой коридор.

Если же вернуться в действительность, то экономически образованный читатель спросит: «А как же Кейнс?» Действительно, самый впечатляющий выход из депрессии — «новый курс» Франклина Делано Рузвельта — строился на основе теории Джона Мейнарда Кейнса (хотя, мнение автора о роли Рузвельта в процессе экономического  восстановления США после Великой Депрессии несколько отличается от общепринятого). И ключевым элементом курса было инфляционное стимулирование спроса! При этом, Кейнс несколько объемнее понимал формулы «дефляция дает спад, инфляция — подъем». Его теория рекомендует, подтолкнув маховик производства впрыском денег, изъять их до  того, как они пройдут по всем экономическим цепочкам и ощутимо подтолкнут вверх цены. А еще он предлагал создавать дефляцию исключительно тогда, когда экономика ускоряется до размеров, угрожающих долгосрочной стабильности: ведь постоянно ускоряться невозможно, а резкое торможение означает кризис.

Хотелось бы верить, что отвечающие за экономику правительственные чиновники изучали работы Кейнса. Вот только либо они не согласны с великим экономистом, либо не совсем удачно воплощают его заветы в жизнь – столь грубое монетарное вмешательства в экономику, как изъятие едва ли не половины средств с корсчетов  банков никак не будет стимулировать производство. Не будет оно и лелеять хрупкие ростки экономического восстановления, наметившиеся в минувшем году. Скорее мы можем получить отрицательную динамику промышленного и сельскохозяйственного производства.

Или, по мнению «ответственных товарищей», не срабатывают в Украине общепризнанные экономические теории? Если они так думают, это отнюдь не опровергает правильность многократно проверенных на практике экономических доктрин  и не дает повода претендовать на эксклюзивные теоретические разработки в виде опровержения работ Фридмана, Кейнса, Гэлбрейта. А наоборот, подчеркивает  возможное пренебрежение разработчиками украинских экономических стратегий общепризнанных методов вывода отечественной экономики из депрессии.

Если наблюдающееся в настоящее время изъятие денег из экономики не является кратковременным процессом, который вызван некими конъюнктурными причинами, становится не по себе от перспектив возвращения основных экономических показателей страны в понижательную траекторию. Борясь с ростом цен радикальными методами (апологеты австрийской школы экономики были бы в восторге от таких действий: нет денег – нет и инфляции), можно нанести гораздо более серьезный урон экономике страны.

Напечатать эту запись Напечатать эту запись
Вячеслав Бутко 24.02.2011 14:41.

Размещено в: Актуально, Экономика.

Ответить

Фотогалерея