Дополнительное удобрение

Итак, украинский бизнесмен Дмитрий Фирташ двинул свой бизнес по производству минеральных удобрений в Россию. Такое решение выглядит вполне логичным, учитывая, что ему принадлежат не только северодонецкий “Азот”, черкасский “Азот”, “Ровноазот”, концерн “Стирол” в Украине, а ещё “ТаджикАзот” в Таджикистане и “Nitrofert” в Эстонии. Правда, два последних завода скорее числятся среди активов украинского миллиардера, нежели являются активами по сути.

В декабре 2008 года, из-за роста цен на газ и перебои с подачей электроэнергии, работа “ТаджикАзота” была приостановлена, почти 600 его сотрудников отправили в отпуска без содержания, и лишь 11 июля нынешнего года деятельность предприятия возобновилась. По тем же причинам с февраля 2009 года и до настоящего времени стоит, ожидая “лучших времён”, эстонский “Nitrofert”. Около 450-ти человек исправно ходят на работу (и получают зарплату), ухаживая за оборудованием и охраняя территорию. Как говорил кот Матроскин: “Нет от тебя, Шарик, никаких доходов, расходы одни”.

Тем не менее, ещё один завод в этой же отрасли господин Фирташ решил всё-таки прикупить. Это стремление поддержала российская Федеральная антимонопольная служба, разрешившая на минувшей неделе его кипрской компании “Lagus Management Ltd.”, следуя официальной терминологии, “приобрести права, позволяющие определять условия осуществления предпринимательской деятельности ОАО “Минудобрения””. То есть, “Lagus” покупает 100% акций другой кипрской компании – “Yaibera Holdings Ltd.” – владеющей 79,41% голосующих акций “Минудобрений”.

На полдороги

Городок Россошь располагается на юге Воронежской области. Типичный райцентр с населением в 63 тыс. чел. Крупных промышленных предприятий в нём три: “Придонхимстрой известь”, “Росагропром” (оба завода производят известь) и то самое ОАО “Минудобрения”, “в девичестве” – Россошанский химический завод имени 60-летия СССР. Если быть точным, изначально он назывался Придонский химический завод. Строить его начали в 1974 году, через 5 лет ввели в эксплуатацию 1-ую очередь. К юбилею образования СССР предприятие переименовали, а на следующий год уже работал первый цех по производству азотно-фосфорно-калийных удобрений. Именно эти комплексные минеральные удобрения (их ещё называют NPK-удобрения или азофоска) занимают сегодня большую часть (26 наименований из 34-х) в выпускаемой заводом продукции.

В 1989 году предприятие стало именоваться ПО “Минудобрения”, в 1992 году оно было преобразовано в Открытое акционерное общество. В феврале 2005 года 30% акций за $50 млн. приобрёл известный норвежский концерн “Yara International ASA”, крупнейший в мире поставщик сельхозудобрений с рынками сбыта в более чем 120-ти странах. Это стало его первым активом в России. Если на основании сообщения о решении Федеральной антимонопольной службы провести арифметический подсчёт, выходит, что доля “Yara” в “Минудобрениях” снизилась до 20,59%.

Остальными акциями завода через компанию “Lagus” владели два человека: крупный американско-украинский бизнесмен (выходец из закарпатского Мукачево, в 1985 году эмигрировавший в США), миллионер, президент и владелец компании “IBE Trade Corp.”, генерал-лейтенанта Казацкого войска Запорожского Алекс Ровт и его давний партнёр по бизнесу – член Совета федерации России, сенатор от Воронежской области Николай Ольшанский. Они-то и решили продать принадлежащую им долю в “Минудобрениях” Дмитрию Фирташу.

Тот свою заинтересованность объяснил следующим образом: “Это огромный завод очень хорошего качества. Его преимуществом для меня является то, что он находится всего в ста километрах от украинской границы и получает газ по 80 долларов”.

Всё верно. Предприятие действительно находится на полдороги между Россией и Украиной: до Воронежа – 220 км, до Луганска – 245 км. Очень выгодно расположено: с одной стороны, имеется крупный рынок сбыта продукции (“Минудобрения” – крупнейший поставщик NPK-удобрений в Украину), с другой – рядом портовые мощности, позволяющие экспортировать удобрения. Является одним из крупнейших независимых российских производителей минеральных удобрений и единственным производителем минеральных удобрений в Центрально-Чернозёмном регионе страны. Так, по итогам 2010 года его выручка составила около $621 млн., чистая прибыль – порядка $81 млн. Оснащено достаточно современным оборудованием. И самое главное – низкая, по украинским меркам, стоимость природного газа, основного сырья для производства азотных удобрений. Это не “ТаджикАзот” и “Nitrofert” с их проблемами.

А в том, что цена газа для “Минудобрений” будет приемлемой, можно даже не сомневаться. Ведь партнёрами Дмитрия Фирташа в данной сделке являются братья Аркадий и Борис Ротенберги.

Повязанные татами

Имена этих непубличных бизнесменов из Санкт-Петербурга редко попадают в прессу. Если подобное и происходит, то на Западе о них пишут, как правило, деловые издания. В своих статьях, посвящённых коррупции в России. На родине же Ротенбергов о них стараются вообще не упоминать в СМИ. Исключение составляет англоязычная пресса, выходящая в России: на страницах газет типа “The Moscow Times” или “The St.Petersburg Times” их деятельность освещается в нейтральном или же позитивном ключе. И хотя в рейтинге “200 богатейших бизнесменов России” по версии журнала “Forbes” Аркадий Ротенберг занимает 92-е место (его состояние оценено в $1,1 млрд.), а Борис 170-е место (состояние – $550 млн.), их главный капитал состоит в том, что они являются друзьями детства самого В.В.Путина.

…Всё началось в сентябре 1964 года. Молодой тренер по самбо Анатолий Рахлин, обойдя несколько школ Ленинского района Ленинграда, собрал группу из пятерых мальчишек, которых начал тренировать в маленьком спортзале. Среди них был 12-летний Аркаша Ротенберг. Через полгода в секцию записался ещё один мальчик, живший неподалёку – Володя Путин. Вскоре на тренировки начал ходить и Боря Ротенберг. Так образовался костяк секции, перебравшейся в 1972 году в помещение побольше, после чего тренер начал учить их не самбо, а японскому дзюдо. Почти всё своё свободное время Аркадий, Борис и Володя проводили вместе. Тренировки, уборка в спортзале, поездки на соревнования – это их сплотило.

Но затем пути-дорожки друзей разошлись. Путин, как известно, пошёл в чекисты. Ротенберг-старший закончил институт физкультуры, после учёбы работал детским тренером. Ротенберг-младший, окончив тот же ВУЗ, стал инструктором в школе милиции, в 1990 году вместе со своей семьёй уехал в Финляндию, на родину жены, принял гражданство этой страны (вернулся в Россию в 1998 году). Понятно, что если бы не распад СССР, друзья детства вряд ли бы возобновили свои тесные взаимоотношения (подполковник КГБ, разведчик – детский тренер – эмигрант), но жизнь распорядилась по-другому…

На сегодняшний день бизнес братьев Ротенберг более чем обширен. Одним из главных их активов является банк “Северный морской путь” (“СМП-банк”), в котором каждый из них владеет по 37,27% акций. Он занимает 90-е место среди российских банков по размерам активов, офисы открыты в 29-ти городах страны. Основной инфраструктурный проект – холдинг “Стройгазмонтаж”, созданный на базе компаний “Ленгазспецстрой”, “Спецгазремстрой”, “Волгагаз”, “Краснодаргазстрой” и “Волгограднефтемаш”, приобрётенных братьями в 2008 году у “Газпрома” за порядка $360 млн. Имеет контракты на строительство ряда газопроводов, в частности, наземной части “Северного потока” (“Nord Stream”). Также Ротенбергам принадлежит: 76% трейдера “Северный европейский трубный проект” – одного из крупнейших поставщиков труб для “Газпрома”, в т.ч. для газопровода “Северный поток”; трейдерские компании “Трубный металлопрокат” и “Трубная промышленность”; ООО “Газпром бурение”; 38,9% в компании “Мостотрест”, занимающейся сооружением железнодорожных и автомобильных мостов и путепроводов; 10% акций Новороссийского морского торгового порта, на который приходится 20% от общего объёма грузов, вывозимых морем из России; доли в Северо-западной концессионной компании, строящей участок скоростной автотрассы “Москва–Санкт-Петербург” через Химкинский лес, и в 9-ти ликёро-водочных заводах (самый известный из них – московский “Кристалл”), входящих в Федеральное государственное унитарное предприятие “Росспиртпром”.

Нет, не зря Аркадий Ротенберг тренировался в детстве/юношестве с Владимиром Путиным и нередко выступал его спарринг-партнёром, за что получил не совсем точное “звание” “тренер Путина”. Говорят, Ротенберг-старший и сам иногда так представляется. “С теми людьми, с которыми я занимался тогда, до сих пор дружу», – признался Путин в 2000 году в своей биографии “От первого лица”. И они, со своей стороны, дружат с ним с немалой выгодой для себя. Недаром иногда говорят, что один из видов бизнеса Ротенбергов – торговля “нужными связями”. Кроме всего прочего, Аркадий Ротенберг занимает пост Генерального директора основанного им же “Спортивного клуба дзюдо Явара-Нева” в Санкт-Петербурге. Почётным президентом клуба является, конечно же, Владимир Путин, а председателем Ревизионной комиссии – нынешний 1-й вице-премьер Виктор Зубков. Вот что значит статус любимого вида спорта фактического главы России.

Кстати, стараниями Аркадия Ротенберга Владимир Владимирович стал соавтором двух учебников по дзюдо – “Дзюдо: история, теория, практика”, “Учимся дзюдо с Владимиром Путиным”. Эти издания “носят учебно-практический и познавательный характер”, а также “являются актуальными и необходимыми для отечественного дзюдо”. Вторую книгу даже перевели на английский, немецкий, японский и корейский языки.

…И все довольны

Вернёмся к продаже “Минудобрений”, точнее 79,41% его акций, принадлежащих Ровту и Ольшанскому. Объявлено об этом было весной нынешнего года, но официально тендер не проводился. Первым претендентом, стала российская компания “ЕвроХим” (крупнейший в стране производитель минеральных удобрений, входит в тройку европейских и в десятку мировых лидеров отрасли) с партнёрами, имена которых не назывались. Все 100% акций ОАО “Минудобрения” они оценили в $1,3 млрд., соответственно, долю компании “Yaibera” – примерно, в $1 млрд. Затем с аналогичным предложением (“наша цена сопоставима с той, что у других претендентов”) выступила Группа компаний “Акрон” (её основными активами являются ОАО “Акрон” и ОАО “Дорогобуж”, составлявшие основу советской отрасли по производству минеральных удобрений). Кроме того, норвежской “Yara” в качестве “бонуса” за согласие продать и её пакет акций “Минудобрений” пообещали урегулировать спор в отношении их совместного предприятия “Нордик Рус Холдинг”.

В начале июня Дмитрий Фирташ, заявлявший о своих намерениях ещё в апреле, официально предложил за акции $1,4 млрд. Не уточнялось, правда, идёт речь о 100-процентном пакете, или же о принадлежащих “Yaibera” 79,41%. В любом случае победил именно он. Как стало известно, договорённость была достигнута ещё тогда, когда Фирташ выкупал у Ровта и Ольшанского 100% акций северодонецкого “Азота”. Если кто забыл, 40% акций этого предприятия (госпакет) Фонд госимущества Украины продал в ноябре 2010 года Ровту и Ольшанскому (они воспользовались правом первоочередного выкупа, как владельцы 60% акций), сделав это тайно (о сделке официально объявили спустя 2 недели) и на 34,4% ниже номинальной стоимости. Та ещё была история!

И вот теперь возник тандем Фирташ–Ротенберги, хотя братья прежде “ни сном, ни духом” в производстве минеральных удобрений. Напрашивается интересное сравнение: положение Ротенбергов и степень их влияния на российскую власть чем-то напоминает положение и степень влияния Фирташа на нынешнюю украинскую власть. Значит, их сотрудничество может быть взаимовыгодным, и не только в этой отдельно взятой отрасли.

Около 80% газа “Минудобрения” покупают у “Газпрома”, который в следующем году обещает повысить цены для промышленности на 15%. Но переговоры о цене ведутся с каждым предприятием индивидуально, поэтому “протекция на высшем уровне” со стороны Ротенбергов поможет Дмитрию Фирташу получить хорошую скидку. Со своей стороны, он без проблем “договорится наверху” о продаже братьям каких-либо приглянувшихся им украинских активов. Нельзя сбрасывать со счетов и производство удобрений: Дмитрий Фирташ имеет большой опыт работы в этой отрасли, но не в России, а братья Ротенберг владеют крупными активами в этой стране и, при наличии желания, смогут выйти на новый для себя рынок. Даже создать крупный холдинг, тем более что они не скрывают своего интереса и к другим активам в отрасли. В частности, речь идет о “Тольяттиазоте” и “СИБУР-Минудобрении”.

И ещё одно. Наверняка после ситуации с “RosUkrEnergo” (компания будет ликвидирована после того, как “Газпром” получит 12,1 млрд. куб. м газа, отсуженного в Стокгольмском арбитраже у НАК “Нафтогаз Украины”), когда российские власти попросту “попросили с вещами на выход” Дмитрия Фирташа, его не покидает желание вернуть свой авторитет и значимость для Кремля. Помочь ему в этом вполне смогут братья Ротенберг. “Друзья детства” ничем не хуже, чем “любi друзi”.

Тем временем, стало известно, что российский “Уралкалий” приобрёл 11,34% акций черкасского ОАО “Азот”, мажоритарным владельцем которого является Д.Фирташ. Запущен процесс украино-российского круговорота собственности на химические активы?

 

 

Напечатать эту запись Напечатать эту запись
Резонанс 03.08.2011 12:14.

Размещено в: Актуально, Экономика.

Ответить

Фотогалерея