Блеф высокого полета

Блеф высокого полета

Самой оригинальной реакцией на снижение кредитного рейтинга США, о котором 5 августа объявило рейтинговое агентство Standard & Poors, я считаю призыв известного кинорежиссера Майкла Мура к американскому президенту – арестовать главу S&P Дэвида Чамберса. Это заявление, пожалуй, будет поинтереснее, чем грандиозный по масштабам, но банальный по философии, обвал фондовых рынков, последовавший за действиями S&P.

Проблемы с правоохранительными органами у «большой тройки» рейтинговых агентств действительно могут возникнуть. Еще по «горячим» следам ипотечного кризиса, в ноябре 2008 года, тогдашний прокурор штата Нью-Йорк Э.Куомо «завел дело» на каждое из агентств по подозрению в манипулировании данными и сговоре с крупнейшими инвестбанками, результатом чего и были рейтинги «ААА» по субстандартным ипотечным бумагам, перешедшим в разряд «мусорных» и утратившим 80-90% своей стоимости. Преемник Куомо Э.Шнейдермен планирует довести до логического завершения начатое предшественником дело.

Да что там манипулирование, если в том же Standard & Poors согласились с Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC), которая заявила – решение о снижении рейтинга США принято на основе расчетов, содержащих методологические и математические огрехи. При этом, спецы из S&P заявили, мол глубина этих «ошибок» не столь существенна, чтобы подвергать сомнению приятное 5 августа решение. Тем, кого интересует сумма, на которую ошиблись в расчетах «белые воротнички» из S&P, то, по мнению американского Минфина, она составляет «жалкие» 2 триллиона долларов.

Вообще же, при присвоении рейтингов агентства вынуждены поддерживать баланс интересов многочисленных инвесторов и эмитентов, что на практике представляет собой неиссякаемый источник конфликтов интересов. Иногда это становится поводом к своеобразному вымогательству: например, открыв свое представительство на Кипре, агентство Moody’s начало присваивать не заказанные рейтинги некоторым банкам в этой стране. При этом рейтинги эти были несколько ниже, чем у конкурентов; вследствие чего низко отрейтингованные банки вынуждены были заказать у Moody’s полноценное исследование, дабы отстоять свою репутацию.

До недавнего времени методики присвоения рейтингов ведущими агентствами вызывали у меня благоговейный трепет. Еще бы — эмпирически оценить вероятность возникновения серьезных проблем у какой-нибудь компании, внимательно изучив информацию о ней, могут многие опытные аналитики. А вот подвести под это строго научную математическую базу, написать методики анализа, да еще такие, чтобы их можно было реализовать на практике, да чтобы в результате всего этого процесса получить что-нибудь хоть отдаленно имеющее отношение к реальной жизни — тут нужен особый склад ума, даже талант. Простому смертному этот полет мысли абсолютно недоступен.

Правда, несколько раз (в книгах Талеба, Смита, Богла) мне доводилось читать: цена всем этим научным рейтингам — грош в базарный день, и в реальности все что угодно может случиться: ложится вечером спать человек руководителем процветающей компании с «крутыми» рейтингами, а утром просыпается чуть ли не преступником, манипулятором финансовой отчетностью, злостным неплательщиком налогов и т.п.. Вспомним Enron, Parmalat, etc.

Но я не внимал циничным и злобным измышлениям, продолжал коллекционировать всякие недоступные моему пониманию рейтинги как произведения высшего экономического искусства, даже хотел их в рамках на стены развешивать, да домашние отговорили. Ведь все эти нападки от зависти, где им, несчастным Талебу с Боглом, подняться до высот мировой экономической мысли!

Кроме того, личная порядочность убеленных сединами гуру рейтингования с громкими именами и научными степенями оставалась для меня незыблемой. И вдруг — о ужас! Читая летом 2009 года один из русскоязычных экономических журналов, я наткнулся на материал, который потряс мою мировоззренческую систему! Оказывается, не только на солнце есть пятна! Обед, а вслед за ним и ужин были испорчены — я не мог думать ни о чем, кроме злосчастного Moody’s и его мудреных рейтингов. Ведь мало того, что штатовский ипотечный кризис эти самые агентства проморгали, мало того, что, ставя высокие рейтинги тому же «ЮКОСу», они ничего не подозревали о его налоговых манипуляциях, так они еще и работают не пойми как! Ну как можно было, найдя ошибку в программе выставления рейтингов, продолжать еще год на основе «бракованной» программы завышенные рейтинги присваивать? А ведь именно в этом призналось руководство Moody’s в позапрошлом году!

И эти люди позволяли себе заявлять: «Правильность наших рейтингов и методик подсчета представляют для нас исключительную важность». Это ведь не только несовершенство в методике, даже не сбой в работе сложной программы, а самый настоящий блеф, причем низкого класса — ведь сами-то руководители агентства в него не верили! Зря я не прислушивался к Смиту и Талебу, ведь в системе присвоения рейтингов на деньги самих рейтингуемых есть что-то извращенно-порочное, неподвластное самым совершенным математическим моделям и программам.

Если же говорить серьезно, то международные рейтинговые агентства переживают тяжелые времена: скандал вокруг ипотечных ценных бумаг в США нанес серьезный удар по их репутации. Они присваивали высокие рейтинги сложным структурированным низкокачественным долгам, основываясь на неадекватных исторических данных и, в некоторых случаях, на крайне небезупречных моделях расчета рейтинга. Пороки рейтинговых агентств представляют собой смесь конфликта интересов с неадекватностью системы, которая классифицировала сложные ценные бумаги по аналогии с обычными корпоративными облигациями, чего нельзя было делать. Неудивительно, что международные рейтинговые агентства переживают тяжелые времена: скандал вокруг ипотечных ценных бумаг в США нанес серьезный удар по их репутации. Спорная ситуация вокруг снижения кредитного рейтинга США Standard & Poors не добавит авторитета рейтинговым агентствам. Возможно, осознавая это Fitch, от греха подальше, поспешил подтвердить высший кредитный рейтинг США со стабильным прогнозом.

Но и инвесторов, бездумно полагавшихся на рейтинговые агентства, тоже есть, в чем упрекнуть. Рейтинговые фирмы стали иллюзией надежной опоры для инвесторов, не желающих тратить время и деньги, необходимые, чтобы стать благоразумным образованным инвестором те времена, когда низкие процентные ставки избавили стремившихся к большой доходности от размышлений о высоких степенях риска.

Напечатать эту запись Напечатать эту запись
Вячеслав Бутко 19.08.2011 13:30.

Размещено в: Актуально, Экономика.

Ответить

Фотогалерея